Previous Entry Share Next Entry
Кое что об "украинстве"
Черниговский
victormironenko
Читая монографию Клоповой [Клопова М.Э. Русины, русские, украинцы. Национальные движения восточнославянского населения Галиции в XIX - начале ХХ века. - М.: Индрик, 2016. - 280 с.] я ловил себя на мысли о том, что «украинство» - от его зарождения до сегодняшнего его состояния - есть явление более сложное, глубокое, чем известные его определения - и бытовые, и научные.

Родилось оно, судя по всему, из непреодолимого желания освободиться от наброшенного ярма, из готовности выживать «на украинах» Речи Посполитой, империй Романовых и Габсбургов на свой страх и риск но по своему обычаю и своим трудом, а не чьей-то милостью, которая всегда оборачивается рабством.

«Украинство», не само по себе, конечно, а в силу обстоятельств своего возникновения, в своем наиболее очищенном от разных примесей, «дистиллированном» виде всегда находилось и находится в противоречии с любыми политическими проектами. Как с консерваторами - охранителями некоей существующей, "благодатной" несвободы, так и с революционерами, радетелями «прогресса» любой ценой, для которых характерно было и остается принесение трудной индивидуальной свободы, маленьких человеческих радостей повседневной жизни, с её устоявшимися традициями и обычаями, в жертву некоему умозрительному коллективному - национальному или социальному - идеалу.

В этом была сложность совмещения «украинства», принимаемого в силу глубокого заблуждения или предубежденности за разновидность национализма, с социалистической и, тем более, коммунистической идеей в конце XIX - начале ХХ века и в российской, и в австрийской «украинах», из которых и восстанет, несмотря на все препятствия, Украина сегодняшняя. Это, кстати, хорошо понимал Иосиф Джугашвили. В этом, на мой взгляд, коренится вполне оправданное недоверие, с которым он относился к украинским коммунистам (его знаменитое «ха-ха» в письме к Лазарю Кагановичу!!).

В этом же, помимо прочего, кроется на мой взгляд, и причина враждебности, с которой относятся к Украине все постсоветские российские администрации. В этом невероятная сложность задачи, стоящей перед творцами Четвертой украинской республики - создать её на руинах трех предыдущих, совместить этот неустранимый, «бьющий» в «элитарный» нос дух реальной жизни, с надушенной монументальностью позолоченной традиционной государственности или даже своей доморощенной гетманщины.

Создать Украину - это как объездить степную кобылицу, дело очень и очень трудное. Одного упрямства здесь мало. Создать Украину - это укротить саму жизнь. Саркастически улыбается гётевский Мефистофель: «Суха, мой друг, теория везде / А древо жизни пышно зеленеет!»

И еще одно. Есть в «украинстве» что-то непреодолимо привлекательное, и, одновременно, что-то пугающее, отталкивающее, мешающее принять его полностью, без оговорок. Дело здесь, возможно, в том, что до той поры, пока «украинство» есть то, чем оно, собственно, по своей природе является, оно очень привлекательно. Но стоит ему "перебродить" в государственную идеологию, превратиться из "вещи для всех", в "вещь в себе" и оно начинает стремительно обретать отталкивающие черты. Как из этого противоречия выйти, я, честно говоря, не знаю. Такой свободной формы государственности, с которой могло бы ужиться «украинство» история еще не знала. Возможно в этом и состоит дерзость и величие практически неразрешимой задачи - создать жизнеспособную четвертую украинскую республику

?

Log in